Статья Зои Ярош: “Если у вашей фирмы изъяли компьютер. Гарантии защиты персональной информации.”

Изъятие компьютеров

Базовый во всем мире принцип защиты собственности и экономической конкуренции становится у нас все более актуальным. Особенно в контексте стремления  украинского общества имплементировать европейские принципы и стандарты,  а также с подписанием Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС. К сожалению, в украинских реалиях уважение и незыблемость права собственности не всегда должным образом охраняются. Наоборот сформировалась практика изъятия собственности при проведении обысков и других операций со стороны силовых структур органов власти.

При этом, при изъятии компьютеров или другой техники больше всего страдает бизнес и предприниматели, ведь под угрозу ставится не только конфиденциальность и сохранность ценной информации, содержащейся на компьютерах, но и практическая возможность дальнейшего осуществления предпринимательской деятельности. Особенно частыми такие действия были со стороны правоохранительных органов и налоговиков, которые изымали в ходе обыска оригиналы документов, компьютеры, носители. Затем их зачастую «теряли», они могли прийти в «негодность» вследствие небрежного обращения. При этом часто теряется как сама техника, так и бесценная информация, которая находилась на ее носителях. Больше всего таких злоупотреблений происходило при так называемых «заказных» конкурентами или рейдерами проверках.

По поводу решения подобных ситуаций существует уже установленная ​​практика Европейского суда по правам человека, на которую можно прямо ссылаться при защите своих интересов предпринимателями в Украине, ведь в соответствии с положениями ст. 17 Закона Украины от 23.02.2006 г. № 3477-IV «О выполнении решений и применении практики Европейского суда по правам человека», решение этого суда является источником права в Украине.

В частности, в аспекте данной проблемы недавно, 30 сентября 2014 г. было вынесено решение по делу «Преждаровы против Болгарии» (Prezhdarovi v. Bulgaria), на которое и хочу обратить внимание.

Заявителями по делу являются индивидуальные предприниматели – владельцы компьютерного клуба, обратившиеся в Суд с жалобой о нарушении их прав, гарантированных статьей 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Жалоба заявителей обоснована тем, что в результате проведенной властями операции обыска их клуба, было изъято компьютеры, на которых содержится персональная информация заявителей. Кроме того, проведенный обыск и изъятие компьютеров осуществлялись без санкции суда, только на основании жалобы сотрудника дистрибьюторской компании о воспроизведении и распространении программного обеспечения заявителями без соответствующей лицензии.

При этом, анализируя национальное законодательство Болгарии, безотлагательное проведение подобных операций разрешается только в случае, если это предоставляло единственную возможность собрать и сохранить необходимые доказательства. Такая формулировка этого положения предоставляла полицейским право решать по своему усмотрению, относится ли случай к таким, который требует неотложного проведения операций обыска и изъятия предметов.

Однако, исследовав обстоятельства и материалы дела, Суд поддержал возражения заявителей против:

  • наличия обоснованных подозрений в незаконном воспроизведении и распространении программного обеспечения, поскольку менеджер, обратившийся с жалобой в прокуратуру, не был ни разу опрошен для подтверждения своих показаний;
  • наличия обстоятельств, которые не терпели отлагательства, поскольку соответствующая операция обыска и изъятия была запланирована, в связи с чем прокурор и полиция могли получить предварительную санкцию суда на ее проведение.

Суд, при вынесении решения в пользу заявителей принял во внимание, что они неоднократно обращались к прокурору с требованием вернуть изъятые компьютеры, поскольку на них содержится персональная информация, личная корреспонденция. Они должным образом обосновали неоправданность изъятия их техники, поскольку по национальному законодательству необходимая информация из компьютеров может быть записана на бумаге или с помощью других средств.

Учитывая то, что ни одно требование заявителей не было удовлетворено, а рассмотрение дела национальным судом носило формальный характер, Суд пришел к выводу, что заявители не имели возможности получить надлежащую защиту в своем государстве от произвольного вмешательства в право на уважение личной жизни.

В связи с изложенным выше, ЕСПЧ, оценив доводы заявителей, представителей власти, оценив национальное законодательство, решение прокурора и действия суда, пришел к выводу, что права заявителей были нарушены, чем нанесен ущерб не только их предпринимательской деятельности, но и причинен моральный вред. Кроме того, при рассмотрении дела «Преждаровы против Болгарии» Судом были даны ответы на следующие вопросы:

  • имело ли место вмешательство в частную жизнь в понимании § 1 статьи 8?
  • было ли это вмешательство обоснованным, то есть законным, таким, которое преследовало законную цель и было необходимо в демократическом обществе?

Аналогичные анализируемой в деле ситуации, имеют место и в украинском обществе, бизнес в Украине не застрахован от случаев произвольного вмешательства властей и правоохранительных органов в осуществление предпринимательской деятельности отдельными субъектами хозяйствования, в том числе и в случаях изъятия компьютеров или других носителей информации.

Конечно, при исчерпании всех внутренних средств правовой защиты и не получении надлежащей компенсации, можно смело обращаться с жалобой в ЕСПЧ и рассчитывать не только на ее удовлетворение, но и на возмещение причиненного ущерба. Ведь многолетняя практика ЕСПЧ в решении таких дел и многочисленные прецеденты дают основания рассчитывать на реальную защиту нарушенных прав.

Однако, более важным является использование и применение этой практики именно внутри страны для оперативной и действенной защиты интересов и имущества бизнеса. Учитывая это, решение по делу «Преждаровы против Болгарии» является источником права в Украине и становится важным инструментом, который должен учитываться при защите бизнеса и предпринимательства, в части решения аналогичных дел отечественными судами при рассмотрении жалоб на действия правоохранителей и принятии мер по недопущению подобных нарушений прав предпринимателей в ходе проведения обысков и изъятии компьютерной техники.

Статью размещено на ресурсе: IT EXPERT

Зоя Ярош

Управляющий партнер
АК “Маршаллер и партнеры”